Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

шуш

Ури Мильштейн.

Слушаю лекции Ури Мильштейна. Когда-то я участвовал в семинарах в Бейт цавта, тогда на каждый семинар приезжали со всей страны, генералы, участники боев, вообще зал был полон, все кипело, люди интересовались, спорили.
Мы выезжали на шетах -на места боев, на место, где была расстреляна Альталена.
Сейчас он читает бесплатные лекции перед любой аудиторией, несколько засыпающих стариков, скучающие лица, плачущие дети, иногда едят, стучат ложками ... По 130 - 200 просмотров.. А каждая лекция на вес золота. Он знает об истории Израиля больше, чем все профессора и получатели разных призов, он проинтервьюировал больше двадцати тысяч человек, каждый бой он изучает на местности, со свидетелями событий, если нужно находит последнего свидетеля за границей.
Увы, наша история, как и всякая другая полна лжи, подтасовок и откровенной фальсификации. Да, тем, кто годами ходил в героях не приятно, когда им задают неудобные вопросы. Скорбящие семьи, привыкшие к званию и ништяким , которые полагаются родственникам героев тоже не в тему правда. Но, ведь никто ничего не отберет и, что поделать - правда нужна.
Как говорит сам Ури Мильштейн: " Тот, кто не исследовал ламед гей, расплатился потом в Султан Яков, кто не исследовал Султан Яков, расплатился на Гиват а Тахмошет... и так до Цук Эйтан включительно."
Ури Мильштейн единственный потомок мешуререт Рахель(племянник), он по "праву рождения" был принцем в Израиле, он отказался от всего - после книги о Рабине, его уволили из университета, где он был профессором, лишили пенсии, лишили голоса в газетах и на ТВ, никто не брал (и не берет) его книг на реализацию- на лекциях он продает эти жемчужины по 25 шекелей(цена фалафеля).
Для меня он настоящий герой Израиля( извините за пафос), просто наболело.
шуш

КИЛО БАНАНИМ - РАК БУЗАГЛО!

ААААААААААААААААААААААААААААААААА! НЕТ! ААААААААААААААААААААА!!!!! Ашкенци мизрахим дискриминируют! Решили выпустить новые купюры со светлыми ликами поэтов последнего столетия - и, не поверите, НИ ОДНОГО МИЗРАХА! Одни Бялики с Альтерманами, да Черняховские со Шленскими! Где Бузаглы, где они, я вас спрашиваю?! Расисты, шовинисты, угнетатели, мрази сволочи!Мы с Арье Дери, как услышали про это, так и сомлели от наглости. И еще смеют утверждать, что среди нас нет поэтов! Потому и нет, что зажимают, ходу не дают, эксплуатируют человека человеком! Даешь Бузаглов на купюры и покрупнее, покрупнее!
Кстати, не понимаю, почему молчат бедуины и арабы. Разве у них некого номинировать на двадцать шекелей?! Только ашкенацей?!
Вообще, это светлая идея, на фоне бюджетного дефицита неизвестных размеров, начать замену купюр.Что бы с новыми картинками, а то старые поднадоели. И обязательно поэтов, какое уважение! Прейскурант в массажном кабинете:" Стоя - один Чернихоский, минет - два Бялика, раком - Бялик, реверс - Альтерман со Шленским".
Радостно только, что в нашей хуячечной мин.культуры Ури Цви Гринберга не любят, и о Мандельштаме, Пастернаке, Заболоцком, Бродском, Саше Черном не слыхали. А то и вправду обидно было бы, что бы их лица бузаглы мацали.
А так, все аутентично: "Балабайт иштагеа! Кило бананим, яшар ми а декель - рак Бузагло!"
шуш

вы пишите, вы пишите, вам зачтется.

или АСАДОВ АТАКУЕТ.

Во времена моей уже далекой юности, было принято читать стихи.наизусть, публично, да.тот, кто не мог продолжить начатую строфу перед лицом своих товарищей выбывал навеки, покрытый позором.не то, что бы я спецом учил стихи, но мятежная юность, гормон, круглосуточный стояк страстей, любовь, ревность,измена .стихи впивались в память сразу и навсегда.зато сколько раз потом, возносил я стихи когда
гибель выла у дверей,
И ухал черный сад, как филин,
И город, смертно обессилен,
Был Трои в этот час древней.
..
помогало, утишало и утешало.
....

Но тикают часы, весна сменяет
Одна другую, розовеет небо,
Меняются названья городов,
И нет уже свидетелей событий,
И не с кем плакать, не с кем вспоминать.
..

как лесной пожар(пошленькое сравнение в тему) пронеслось по блогам ретро- стихотворение, затаившееяся во влажных песенниках влюбленных страдалиц, под подушками казенных коек общежитий институтов культуры :

Как много тех, с кем можно лечь в постель,
Как мало тех, с кем хочется проснуться…
И утром, расставаясь улыбнуться,
И помахать рукой, и улыбнуться,
ну и т.д
( на очереди:
ведь может быть тело собаки, а сердце чистейшей породы).

сотни восторженных перепостов!

ну да, великие умерли, теперь все можно.